Статья
There are no translations available.

Саша Иорданов. "Живописная пара из Владивостока: Игорь Демиденко. Катя Кандыба"
см. в журнале "Афиша"

23 января 2007.

Владивостокские с московской пропиской — пощечин общественному вкусу они по собственной инициативе не раздают, на авансцене не фигуряют, но в массовке неоднократно отмечены: «Арт-Клязьма», Форум художественных инициатив в московском Манеже… И ничего такого-разэтакого в «Марте» не ожидается. После резонного вопроса, почему же теперь вдруг живопись и где же творчество мультимедийной Кандыбы (инсталляция, объект, видео) и примкнувшего к ней в конце 90-х Демиденко, — выясняется вот что. Мероприятие приурочено к юбилею свадьбы художников — это раз. Галерист Ольга Лялякина тоже из Владивостока — это два. Вот и все: юбилей, муж, жена и Лялякина — все как-то срослось. Кандыба для выставки написала серию условных сценок из семейной жизни — например, про мытье полов, — условных как по содержанию, так и по форме: контурно, без деталей, три-четыре цвета, три-четыре фигуры, одна полуэмоция-полумысль. Демиденко в психологию семейных отношений как муж не вникал. Ограничился как муж цветами. Где от цветов одно название — «Ирис» (зеленая надпись, шрифт имитирует какую-то индокитайщину, на багрово-фиолетовом, цвета лепестков, фоне) или «Хризантема» (продолговатые мазки букв, напоминающие рассыпанные опять же лепестки, на сером). С цветами эти образы соотносятся ровно так же, как воспоминание об улетучившемся запахе; можно предположить, что недолговечности букета тут противопоставлено неуничтожимое воспоминание о ситуации, когда цветы были вручены, — можно, еще раз говорю, предположить, что ситуация действительно была. Но вот когда, до или после мытья полов, это останется загадкой. Про свадьбу или про семейную жизнь тут — ничего. Как и про инсталляции и прочее. Дерево на «Деревянной свадьбе» напоминает скорее о подрамнике, чтобы натянуть холст, нежели о каких-то обстоятельствах внешней жизни.

Тут надо заметить, что живописью Катя Кандыба, по ее признанию, не занималась очень давно. Так давно, что и не помнит, когда занималась. Но теперь позанималась. А Демиденко хоть и занимался, но как бы, что называется, в стол.

Кажется, чтобы все-таки чем-то напоминать самих себя, Кандыба с Демиденко как бонус 23 февраля покажут коллекцию «Погреба боеприпаса РФ», копродукцию с владивостокскими же дизайнерами из ассоциации «Чердак Forever», — шапки, от «Арбатского камуфляжа» (каски, замаскированной матрешками) до «Русской паранджи» (авторской разработки защитного шлема от нелюбимого, можно представить, мужа).

 
 

© "MArt" modern art gallery, 2006-2009