Статья
There are no translations available.

"Таять без огня"
Статья опубликована в газете "Вечерний Петербург" 12 сентября 2008г.

Определить жанр работ Тринеева довольно сложно: в каждой из них сочетаются различные стили, жанры, живописные манеры. Художник играет с мерой условности: иногда живописно проработанные детали заключаются в резкий графический контур, как в картинах «Девушка на цветном фоне», «Девушка с персиком», - это придает им некоторую отстраненность. В «Натюрморте с сухой булкой» все предметы написаны в условной манере, только мягкость сухого хлеба – осязаема черства. Играет он и с формой: нижний край круглых предметов в его натюрмортах стилизованно прямой, зато верх – горлышко – нарочито округлый. Если рядом с предметами находится источник огня, они словно «истаивают», как в «Натюрморте со свечами» и «Натюрморте с керосиновой лампой».

В придуманном художником мире ложка стоит стоймя, рисунок на платье женщины посторяет рисунок облаков («Закат»), а проезжая часть в непосредственной близости воды выглядит тоже рекой, только не синей, а золотистой («Мойка»). Что может быть банальнее натюрморта с розами? Но и тут художник рифмует форму цветов и облаков, прожилки на листьях и мраморном подоконнике…

Спрашиваю: «Чувствуется влияние сюрреализма. Дали?» - «Сюрреализма – да, - отвечает художник. – Но мне ближе не Дали, а Магритт».

Есть на выставке и несколько работ на темы русской иконописи. «Это не иконы в прямом смысле слова – скорее реминисценции. Когда я учился в Мухинском училище, на практике мы копировали фрески Дионисия. Эта тема мне близка, но настоящих икон я еще не писал».

Татьяна Кириллина

 
 

© "MArt" modern art gallery, 2006-2009